Что делать с Аленой Тищенко?

Когда почти год назад рабочая группа по подготовке ко 2-му чтению закона об очищении власти дошла до предложения применить запреты к судьям, уволенным за нарушение присяги, Руслан Князевич сказал: "Стоп. Давайте выберем между крестиком и трусами. Вначале вы предложили люстрировать всех членов Высшей рады юстиции. А теперь - людей, которых они уволили. Давайте решим: либо ВРЮ - репрессивный орган для давления на судей, либо мы полностью доверяем её работе".


"Ты прав, - отвечали мы. - Гораздо важнее - люстрация членов ВРЮ. Но как тогда быть, например, с экс-председателем суда Бачуном, которого уволили несоответствие доходов образу жизни, в том числе, за полтора десятка чартерных рейсов на отдых заграницу?".

Пришлось выбрать меньшее из зол. (Кстати, мы как в воду глядели: Бачун вскоре стал заместителем Генпрокурора Яремы и ушел только вместе с ним). Впрочем, дело не в этом, а в логике процесса, нарушение которой Князевич абсолютно справедливо обозначил.

Сейчас похожая история происходит с Еленой Тищенко, которую назначили руководителем департамента по возврату краденных и выведенных за границу активов деятелей прошлого режима.

Давайте решим вопрос как-то единообразно. Если мы считаем, что в России, где ее (Елену) арестовывали, есть правосудие и оно распространяется, например, на человека, у которого личный конфликт с другом Путина Назарбаевым, а юриста этого человека можно арестовывать вместо клиента только за представление интересов, то нам и впрямь следует потребовать от Авакова её увольнения. Но поскольку людей, доверяющих путинскому правосудию, в Украине не слишком много (вне дурки, по крайней мере), то придется признать, что компромата на Елену у нас не так чтобы есть. Кроме факта, что её бывший (!) муж, вероятно, партнер Пашинского, а сама она - необыкновенная красавица. Но это, вроде, пока еще не грех.