Передплата 2024 «Добра кухня»

Пам'яті Валерії Новодворської

  • 15.07.2014, 14:24
  • 1 637

Найцікавіші відповіді Валерії Новодворської на запитання журналіста у 2006 році.

— Правда ли, что в тюрьме ты держала 5 «сухих» голодовок?

Не в «Лефортово». В «Лефортово» удовлетворяли все требования до начала голодовки. А с 88-го до 90-го мне 17 раз давали по 15 суток, и вот тут пришлось прибегать и к «мокрым», и к «сухим» голодовкам — в знак протеста, что не давали книг. Но «сухую» голодовку нельзя держать 15 суток. На 11-й начинается агония. Я держала «сухую» 7 суток.

— Правда ли, что ты 2 года провела в психушке?

Нет, неправда. Это называлось иначе — спецтюрьмой закрытого типа для политзаключенных, признанных невменяемыми. Это не была психушка даже по документам.

— Какие прозвища у тебя были в школе?

Никаких — я не общалась со школьниками, они были глубоко не интересны. Я в школе только сдавала зачеты и вела за учителей уроки. Делать в школе мне было нечего.

— Перед каким мужчиной ты готова встать на колени?

Перед покойным Джохаром Дудаевым. Перед Иисусом Христом. Все.

— Есть ли у тебя в жизни кумиры?

Девиз есть — не сотвори себе кумира.

— Какой порок ты считаешь для мужчины самым страшным?

Трусость. Что в тюрьме самое страшное?

Несвобода.

— Чему тебя научила тюрьма?

Тому же, о чем все время твердил Солженицын, когда еще был человеком — не верь, не бойся, не проси.

— В ком или в чем тебе приходилось разочаровываться?

Самое большое разочарование связано с народом. До 93-го я серьезно думала, что народ — жертва системы, что коммунисты его изнасиловали¸ лишили свободы. Оказалось, что не народ ¬— производное от коммунистов, а коммунисты — производное от народа.

Есть ли что смешное в Путине?

То, что он мнит себя Наполеоном. Но нам не до смеха. В Гитлере тоже было много смешного.

— Надо ли оставить Путина на третий срок?

Ему и двух первых много было.

— Надо ли разрешить однополые браки?

Однополые гражданские союзы — надо. Организовать некие агентства, регистрирующие подобные союзы и дающие возможность, скажем, наследовать. Но не может быть названо браком то, что не является браком. Церковь все равно их не признает, и правильно сделает. Это просто союз, а не сказочное немножко действие, которое держится на традиции.

— Надо ли было сажать Ходорковского?

Ни в коем случае!

— Надо ли будет посадить Абрамовича?

То же не надо! Не надо никого сажать из богатых людей только за их богатство — это не вина и не основание для преследования.

— Над чем последний раз ты плакала?

Как раз над судьбой Ходорковского. И над смертью Масхадова.

— Должен ли мужчина стыдиться слез?

По-моему, он не должен прилюдно плакать.

— Какой фильм ты готова смотреть каждый день?

Такого нет, но очень готова смотреть — «Братство кольца», «Пролетая над гнездом кукушки» и многие исторические, типа «Кромвеля».

— Когда тебе последний раз было страшно за жизнь?

Никогда не было, я не дорожу жизнью

— Как ты заработала первые деньги?

В детском санатории, работая дефектологом, в 73-м, уже после освобождения.

— Чем в своей жизни ты больше всего гордишься?

Тем, что удалось помочь уйти Эстонии, Латвии, Литве. И еще тем, что создала «Демократический союз».

— Согласна ли ты, что рабство у русских в крови?

Я бы сказала, что одна из русских традиций, византийская, и другая, ордынская — да, их можно считать рабскими, они у восточных славян в крови. Но есть и скандинавская традиция, и дикого поля — они другие.

— Согласна ли ты с лозунгом «Россия — для русских»?

Ни в коем случае!

— Когда тебе последний раз было страшно за жизнь?

Никогда не было, я не дорожу жизнью

— Как ты заработала первые деньги?

В детском санатории, работая дефектологом, в 73-м, уже после освобождения.

— Чем в своей жизни ты больше всего гордишься?

Тем, что удалось помочь уйти Эстонии, Латвии, Литве. И еще тем, что создала «Демократический союз».

— Согласна ли ты, что рабство у русских в крови?

Я бы сказала, что одна из русских традиций, византийская, и другая, ордынская — да, их можно считать рабскими, они у восточных славян в крови. Но есть и скандинавская традиция, и дикого поля — они другие.

— Согласна ли ты с лозунгом «Россия — для русских»?

Ни в коем случае!

Что в сегодняшнем мире тебя больше всего бесит?

Во-первых, равнодушие Запада к страданиям тех, кто пытается стать Западом. Во-вторых, система взаимных предательств. Как преданы китайские политзаключенные во имя инвестиций и кредитов! И как нас предали за ведро нефти и газа!

— Что в сегодняшнем мире больше всего радует?

Что он нарядный, уютный, всем есть место и ниша, что он очень-очень стратифицированный и свободный.

— Достойны ли памятников при жизни Ельцин и Горбачев?

Я боюсь, что если им поставят памятники даже после смерти, народ их разрушит, придется охрану ставить. Но Ельцин памятника достоин, С Горби сложнее, хотя и он много доброго сделал.

— Довелось ли тебе испытать в жизни любовь?

Довелось, но платоническую.

— В чем национальная идея России?

Национальной идеи пока нет, а у Руси была до нашествия татар была — сделаем Русь святой. То есть чистой, правильной. Не грех и продолжить.

— Считаешь ли ты, что конфликт ислама и христианства кончится третьей мировой?

Не думаю. Ислам не потянет. У Запада все преимущества. Будет очередная реконкиста, и я бы не советовала исламу нарываться.

— В скольких странах ты успела побывать?

Почти во всех, в которых хотела. Штаты, Норвегия, Финляндия, Греция, Испания, Франция, Италии... в Черногории была... Первый загранпаспорт получила с помощью Козырева, и при Ельцине с этим всегда проблемы были. Только при Путине паспорт обменяли без разговоров.

— Что самая страшная беда России?

Самолюбование.

— Правда ли, что ты окончила школу с золотой медалью?

С серебряной. Правда ли, что Путин тебя терпеть не может?

Я его тоже терпеть не могу.

— Когда последний раз против тебя возбуждали дело?

В 91-м... Что? А, если без ареста — то в 94-м. За разжигание межнациональной розни между русскими и совками. Но это кончилось за отсутствием состава преступления.

— Правда ли, что ты читаешь по-древнегречски и латыни?

Ну, со словарем. По латыни лучше, по-древнегречески хреново. Я же не классическое образование получала, а романо-германскую филологию.

Правда ли, что тебе Гамсахурдиа дал грузинское гражданство?

Не думаю, что оно легитимно. Не думаю, что уже свергнутый Звиад Гамсахурдиа был уполномочен давать гражданство. А Саакашвили и без меня справляется.

— Что помогает тебе преодолевать отчаяние?

Ненависть.

— Глупо ли быть сегодня диссидентом?

Сегодня надо быть диссидентом! Сегодня самое нужное России — это диссиденты, иначе не будет ничего — ни колбасы, ни свободы.

— Какие 3 книжки должен прочесть каждый парень?

Трилогию Войнич — «Сними обувь свою», «Овод», «Прерванная дружба», всего Джека Лондона и «Короля Матиуша I» Януша Корчака. Про Евангелие уж не говорю.

— Что доставляет тебе больше хлопот — душа или тело?

Душа мне не доставляет хлопот. Вот тело и его болезни неприятны. Хорошо, чтобы тела вообще не было, а люди состояли из одной души. Тогда бы я порхала, как бабочка!

— Нужно ли прощать стукачей?

Нет, ни в коем случае. Публиковать имена в газетах!

— Как ты относишься к среднему классу?

Я его очень люблю.

— Относишь ли ты себя к интеллигенции?

Да.

— Ты считаешь себя счастливой?

Нет счастья на земле. Есть покой и есть воля.

Считаешь ли ты распад СССР величайшей трагедией века?

Это величайшие счастье, которое могло случиться.

— Чем ты можешь объяснить растущую тоску по империи?

Чувством фрустрации и личного ничтожества тех, кто мечтает об империи.

— Чего ты не умеешь, но хотела бы уметь?

Покорять сердца людей

— Чего не делать?

Не врать, не трусить, не продаваться.

— Кто виноват?

Мы во всем.

— С кем покончить?

Я думаю, с терпимостью ко злу.

— Чем ты будешь заниматься через 20 лет?

Через 20 лет меня не будет в живых. Нельзя жить так долго.