Верховный суд защитил Верховного главнокомандующего

Отказ Верховного суда РФ отменить президентский указ о засекречивании потерь личного состава Вооруженных сил в мирное время «в период проведения специальных операций» — событие не менее позорное, чем появление этого указа.


Хотя и ожидаемое: кто помнит, когда в последний раз суд признавал незаконным указ президента?

Мой друг и коллега по «Яблоку», депутат Псковского собрания депутатов Лев Шлосберг, — первым предавший гласности факты гибели российских солдат в Украине, а сейчас, вместе с Иваном Павловым, Григорием Пасько, Тимуром Олевским и другими ставший заявителем в Верховном суде, — сразу после появления указа назвал его «высшим проявлением государственной подлости».

Но дело не только в подлости, а в вопиющей незаконности указа, которую не мог не осознавать суд.

Указ незаконен, потому что он неправомерно расширил нормы федерального закона в части сведений, составляющих государственную тайну — что категорически запрещено.

Указ незаконен, потому что в законе нет такого понятия, как «специальные операции».

Указ незаконен, потому что (это выяснилось уже на суде) при его принятии была нарушена процедура, предписанная законом «О государственной тайне». По словам Шлосберга, «постыдное экспертное заключение аппарата правительства, которое было нам представлено, нельзя назвать экспертным заключением — оно не соответствует никаким канонам экспертизы, и более того, оно не касается того пункта перечня сведений, составляющих гостайну, где упомянуты потери личного состава».

И тем не менее, суд отказался отменять указ президента Владимира Путина, принятый по инициативе премьера Дмитрия Медведева.  Иное решение суда не остановило бы необъявленную войну с Украиной.

Но оно могло спасти множество жизней тех, кого под видом «отпускников» или «отставников» отправляют на эту войну.

Потому что их гибель — в случае отмены указа, — уже не удалось бы скрывать и замалчивать. И заставлять тех, кто будет это расследовать, молчать под угрозой уголовного дела за «разглашение гостайны».

Да, подавляющее большинство российских граждан равнодушно встретило издание указа — и столь же равнодушно встретит решение Верховного суда.

Потому что они уверены: их лично это не коснется.

Но если вдруг коснется — возмущаться будет поздно.