Украина просто – другая. Совершенно другая страна

Во время одной из наших последних встреч в эфире Виктория Сюмар сказала мне, что считает свою работу в парламенте связанной прежде всего с принятием конкретных законодательных инициатив, и я считаю такую позицию наиболее точным пониманием миссии депутата Верховной Рады.


Тем обиднее, когда именно эти конкретные инициативы не находят поддержки в зале — имею ввиду последний законопроект Виктории, согласно которому (что является стандартной европейской нормой) 70 процентов эфира в украинском телевещании должна занимать продукция стран, которые ратифицировали конвенцию про трансграничное вещание.

Среди этих стран нет России. Именно поэтому этот законопроект был обречен. Потому что многие политики, которые работают в парламенте и за его стенами, исправно пользуются услугами телеканалов, заинтересованных в российском телевизионном продукте. Они приходят в их студии, усаживаются в удобные кресла, подходят к заботливо пододвинутым микрофонам и говорят о патриотизме, коррупции, священной войне с Россией, коллаборационизме властей и предательстве «олигархов». А потом они возвращаются в парламент и там совершенно спокойно проваливают законы, которые должны помочь сделать нашу страну европейским государством и покончить с имперским засильем в нашем эфире. Да почему, в конце концов, имперским? Оккупационным, черт побери!

Как может выжить страна, в которой профессиональными патриотами и профессиональными предателями работают одни и те же люди?

Мне казалось, что после нападения России на нашу страну, после того, как у нас была отторгнута территория, после того, как война пришла в каждую нашу семью, должно состояться хоть какое-то национальное отрезвление. Произошло что-то совершенно иное.

Наше общество сегодня разделено на три группы. Я бы сказал, на три привычные группы. Первая — это те, кто искренне хочет изменений в стране, понимает опасность российской угрозы и ощущает, что без цивилизационного поворота к Европе не возможен успех никаких экономических и политических реформ. Вторая — это те, кто много говорит о изменениях, войне, российской опасности — но при этом хочет, чтобы все разговоры так и остались разговорами, а не влияли на реальную жизнь, доходы и удобства. И третья — это те, кто вообще не хочет никаких изменений, кто ждет, что Украина рухнет и вновь превратится в российскую колонию, в которой им было так замечательно.

И я даже не знаю, кто на самом деле в большей степени работает на врага — вторые или третьи. Потому что вторых — намного больше. Это именно те люди, которые считают, что когда речь идет о деньгах и интересах, можно поступиться любыми принципами. Конечно, Путин — это плохо, конечно, многие соотечественники погибли. Но почему нужно об этом думать, когда речь идет о заполнении эфира российской продукцией? О поездках к бизнес-партнерам и друзьям к Москву? О «гоп-ца-ца» на фестивалях, финансируемых ведущими российскими банками — мы, конечно, морщимся, когда видим их филиалы, но деньги же не пахнут! И вообще войны вроде бы и нет, нужно бороться с коррупцией и проводить реформы — что невозможно без досрочных выборов - а для их пропаганды необходим абонемент в телевизионные студии, хозяевам которых тоже нужно на что-то жить.

Это — патриотизм циничных рабов, будто сошедших со страниц шевченковских произведений — за прошедшие столетия в Украине ровным счетом ничего не изменилось. К тому же патриотизм, буквально пропитанный комплексом неполноценности. Вот сама эта дискуссия — как же мы проживем без российского телепродукта, без чудесных российских сериалов и актеров, без российских песен в эфире — она не просто аморальна.

Она отвратительна.

Жили же мы во вторую мировую без чудесных песен и фильмов Марикки Рекк. И ничего, не умерли.

Украина несколько столетий была колонией большой и культурно доминирующей на имперском пространстве страны. Эта страна делала все возможное, чтобы не просто уменьшить роль украинского языка и культуры в их естественном ареале, но и чтобы убедить самих украинцев во второсортности собственного языка и культурного наследия. И нет никакой необходимости до бесконечности дебатировать, кто тут первый сорт, а кто второй. Для того, чтобы раз и навсегда закончить дискуссию, нужно просто отказаться от первого сорта. Можно называть это квотами, можно — запретами пропагандистской продукции, можно еще чем-то, не суть важно. Можно просто имплементировать европейские нормы, как это, кстати, и предложила Вика Сюмар.

Самое главное — чтобы наш “второй сорт” получил шанс стать первым. Потому что без этого не будет нашего с вами государства. А будет просто обидевшаяся на Москву Ростовская область. Которая потом — стоит Москве “исправиться” и отдать Крым — сменит гнев на милость.

Если вы хотите жить в Ростовской области — живите. Это ваше право. Янукович живет и ему нравится. А я хочу, чтобы и вы, и ваши дети и внуки жили в Украине. В Украине не по названию - а по сути.

И это мое желание — желание человека, который прожил в России большую часть сознательной жизни, объездил эту страну, хорошо знает ее народ, культуру и традиции. Мне есть с чем сравнивать. И я вовсе не буду утверждать, что я хочу, чтобы вы жили в Украине потому что она культурно и исторически “лучше” России. Я вообще не мыслю такими категориями.

Украина просто — другая. Совершенно другая страна. Достаточно снять пленку имперского запустения, чтобы в этом убедиться — и убедить других. Многие на Западе до сих пор воспринимают нас как мятежное продолжение России — потому что не замечают этой разницы. Потому что включают наш телевизор, наше радио, заходят в наши книжные магазины — и видят практически то же самое. Что им еще думать?

А вам самим не надоело быть культурным аппендиксом страны, которая с вами самими же и воюет, вас самих и убивает? Почему вы не хотите дать шанс самим себе? Своим телевизионщикам? Своим режиссерам? Своим музыкантам? Своим певцам? Своему языку, в конце концов — что так трудно его выучить? Израильтянам нетрудно было заговорить на языке, который существовал только в молитвах — а вам трудно заговорить на языке, на котором разговаривают ваши бабушки и дедушки? Не стыдно вам?

Вы можете сколь угодно долго бороться с коррупцией, мечтать об инвестициях, даже усиливать обороноспособность — но пока у вас не возникнет желания построить здесь, внутри настоящую Украину, европейскую страну со своей цивилизацией, своим языком, своими медиа и своей правдой — вся наша борьба за будущее так и останется борьбой в улучшенной и обиженной Ростовской области. И сколько бы мы не проводили границы и строили стены — так мы Ростовской областью и останемся.