День победы

Когда наши победили, все вздохнули с облегчением. 


Никто, правда, так и не понял, кого именно они победили, но на шестом месяце бомбометания это было уже неважно. 

Главное: больной наконец притомился и присел у кадки с фикусом. У него депрессия наступила, хвала небесам, после маниакальной фазы. Он обиделся на мироздание, сел и глядит исподлобья. 

Но это ничего, что исподлобья. Главное: не бегает по этажу со своей острой фазой, беспрецедентными размерами и подростковым военно-промышленным комплексом. И то хлеб. 

Конечно, пациента следовало бы на всякий случай зафиксировать прямо к кровати, но таких санитаров во вселенной не наблюдается. Так что скажите спасибо текущему моменту. 

— Ну что там? 

— Сидит, оклемывается. 

— Ну, слава богу. 

А истощился пациент, действительно, не на шутку. Полбюджета фиганул на истерику. А какие он теперь испытывает внутри себя ощущения, это ведь его личное дело, не правда ли? 

О! Заговорил. 

— Дядя Сэм, а можно, я скажу, что я победил? 

— Победил-победил, сиди. 

— А можно, мы это отпразднуем? 

— А вас много? 

— Очень! Шойгу, Рогозин, Ивановых несколько… 

— Конечно, мои маленькие. Конечно, празднуйте. У себя в палате — празднуйте на здоровье. Еды прислать? 

— Не надо! 

— Хорошо, празднуйте так. 

— Но мы победили, вы поняли? 

— Конечно-конечно.

Джерело: Ехо Москви.