Что выросло

Растил-растил дед ксенофобию, ненависть, агрессию, нетерпение к мигрантам, к инакомыслящим, к инаковерцам, к цветам кожи, расам, политическим взглядам и ориентациям — и вырастил наконец-таки. А когда понял, что вырастил — сам аж присел. 

Так что я поддерживаю Пескова, который поддерживает рекомендацию не показывать. Десять лет они загоняли себя в этот угол — и загнали наконец-таки. 

Десять лет вливали народонаселению в головы такую ненависть по отношению ко всем остальным, что даже в Кремле поняли — лучше сейчас об этом промолчать. Потому что да — может рвануть. 

Потому что теперь, когда десять лет задачей новостных программ было только одно — ненависть, ненависть, ненависть — уже ничего не объяснишь. 

Это же не русский фашист, убивший в Питере девятилетнюю таджикскую девочку. 

И не русский коллектор, сжегший коктейлем молотова русского ребенка в кроватке. 

И не русская семья, которая во время попойки выбросила в Мытищах своего ребенка из окна. 

И не русская мама, отрубившая дочери голову в поселеке Крюково Чеховского района, за то, что та пролила на новые брюки чай. 

И не Светлана А., забившая во Всеволожске сына до смерти за банку меда. 

И не Валерий Пермяков, российский военнослужащий, убивший в Армении всю семью, в том числе двухлетнюю девочку и полугодовалого младенца, которого он семь раз проткнул штык-ножом. 

И даже не та женщина, которая избила ногами сына за то, что банкомат не выдал ей деньги — вот совсем недавно, всего пару недель назад. 

Это — узбечка. Мигрантка. Мусульманка. 

А эти триггеры лучше не употреблять. 

Особенно сейчас. После изнасилованных девочек и распятых мальчиков. 

А то и вправду может рвануть. 

Безусловный рефлекс на них обществу удалось привить на отлично. 

Мои поздравления Константину Львовичу, Дмитрию Сергеевичу и Владимиру Владимировичу в связи с тонкой и умной политикой информационной безопасности государства. 

Как там? Не рой яму другому? 

Ну-ну.