Ода соплеменнику (хвала «менеджеру-безопаснику»)

Хочу поведать про одного деятеля, телепередачи которого я смотрю с неизменным удовольствием. Причем рекламирую его на благотворительных началах, ибо еще моя бабушка учила: добрые дела, сделанные бесплатно, благотворнее тех, за которые получаешь деньги. Фамилии его не назову, тем интереснее будет интрига: сумеет ли читатель определить сам, к кому милеет мое сердце.

Сразу отдам ему должное — в еврейском мире он известен тем, что слово держать умеет: пообещал накануне выборов 2004, что сделает себе обрезание в случае победы Ющенко — и сделал это. Заметьте, заключил союз со Всевышним не потому, что уверовал в Него, а от радости за своего сюзерена!

Передачи его — целительный бальзам, повышающий самооценку многих. Для меня, например, это сладостное чувство, что есть на земле люди, в сравнении с которыми, даже автор этих строк - гений! Судите сами по его словам на NewsOne:

— Когда я был безопасником у Ющенко; когда я был министром транспорта и связи; когда я был губернатором…

— Как начальник безопасности, я…

— Как менеджер, я… Я, как менеджер… Мне, как менеджеру…

— Твои дела должны кричать о тебе громче слов… — Мои дела кричат громче слов…

— Я не телеведущий. Я профессиональный менеджер и волею судьбы — политик…

— Я понимаю, что я раздражаю профессиональных ведущих… (с намеком на их зависть к своим несравненным талантам)

— Настал момент говорить правду! — Мы стали сельским туалетом на обочине…

— Согласен с Коломойским: «Жизнь — супермаркет, бери, что хочешь, но помни, что впереди касса!»…

- Президент должен назначать такие кадры, которые разрежут палец и поклянутся на крови, что этот год красть не будут…

— Жизнь — это короткий промежуток между рождением и смертью…

— Куда это годится: аристократия помойки диктует право на мораль!..

— Я бы заставил Америку и Россию конкурировать между собой за благосклонность Украины… — Надо «паковаться» (воровать) с доходов, а не убытков…

— Евреи получили по реституции все, что хотели, в мире…

— Мой один дед был чуть ли не министром, а другой — с 22 ранениями прошел от Сталинграда до Праги, где получил последний осколок…

— Мы те, кто называется элитой…

 — У каждого Абрама своя программа…

— Моего внука зовут Иван…

— Верьте мне: мужики не перевелись, и не все упадут до выстрела от страха…

— Я отвечу за все, что я сделал в жизни, за каждый свой орден…

— Жить по-украински — это стырить и убежать?..

— Мы плакали, кололись, но продолжали есть кактус…

***

А теперь приведу отзывы на его передачи в интернете:

— То как зверь она завоет, то заплачет, как дитя…

— Какой же мелочный, самовлюбленный, необразованный и хвастливый чувак! Достал… и нашим, и вашим, всех уважаю и люблю и всегда только правду говорю… такое хвастовство и самолюбование, что просто тошнит… одна самореклама… но очень дешевая…

— Плач «бедного» еврея, которому не хватило место у кормушки…

— Как всегда всё и ни о чём!!! Всё время всё и ни о чём!!! Нет никакой логики, хаотичное субъективное мнение и больше ничего!!!!!

— Ваши заслуги мы уже выучили наизусть, можно не повторять. Я — последняя буква в алфавите..

***

Ну и несколько слов от себя. Много лет назад мне довелось побывать на совещании по внедрению инноваций в областном Институте последипломного образования. Конец августа, огромный зал забит директорами школ, в помещении страшная духота. Нас пригласили на 10 утра, но и в полдвенадцатого работа не началась, все буквально изнывали от жары.

О задержках в проведении мероприятий говорить не буду — особым уважением к подчиненным наше начальство никогда не страдало. Наконец, совещание началось. Высокий гость из Киева, профессор по инновациям, выступал с докладом. Вещал он долго и на одной унылой ноте, как говорится, мухи вяли, и приходилось закрывать рукой рот во избежание нечаянной гостьи. Причем, нес явную ерунду: ни уму — ни сердцу, пересказать нечего.

Сначала присутствовавшие старались что-то уловить, но, потерпев фиаско, переключились на разговоры меж собой. В зале поднялся легкий шумок, незаметно переросший в полный голос; председательствующий устал делать замечания, а я невольно размышлял: вот, жил-был в Киеве господин профессор… И знало его только ближнее окружение: 50, 100, ну, от силы, 200 человек. Но беднягу потянуло на путешествия. Он потерял целую ночь, чтобы приехать в Херсон. По́том обливался в летнем поезде. И потратит еще одну бессонную ночь, возвращаясь. И все это только для того, чтобы, кроме двух сотен киевлян, еще несколько сот херсонцев узнало, какой он дурак…

Эта история приходит на ум, когда я вижу на экране ударившегося в большую политику «безопасника». Слушая его, я сделал неприятное открытие: националистическая скверна не чужда и мне. Равнодушно воспринимая дураков любых национальностей, у меня почему-то переворачивается все в груди, когда я вижу еврея-дурака…

Хочу, чтобы люди знали, что быть евреем, это не обязательно быть обрезанным по случаю «менеджером-безопасником». Других значительно больше, не судите по нему!