Бороться с библиотекарями проще, чем с нацистами

История с обвинением в «экстремизме» и «русофобии» директора библиотеки украинской литературы Натальи Шариной — произвол и беззаконие властей.

Если даже и была в библиотеке (а не была подкинута, что очень похоже) книга, входящая (неизвестно, кстати, за что) в список запрещенных, ну так изъяли бы ее из общего доступа и все тут. Какой это «экстремизм»? И тем более «русофобия» (которой ныне, кажется, приказано считать все, в чем содержится критика российского режима, а слово «русофоб» заменило привычное по советской лексике слово «антисоветчик»)?

Еще и еще раз повторю: в России свободно продается фашистская литература, свободно выходят нацистские газетенки, свободно существуют погромные Интернет-сайты, не привлекают никакого внимания Роскомнадзора нацистские странички в социальных сетях, и никто не преследует телеведущих и политиков, разжигающих в эфире ненависть к Украине.

И прокуратура отказывается признавать антисемитским отвратительное издание, которым торгуют в питерском Доме книги.

И Следственный комитет не видит ничего страшного в деятельности европейских нацистов, которые проводят свой форум в Петербурге. И питерский полицейский, избивший (как пишет питерская «Новая газета») предпринимательницу-азербайджанку, сопровождая это расистскими ругательствами, успешно проходит переаттестацию — хотя его страница в социальной сети забита нацистскими демотиваторами, в которых он  утверждает, что с нелегальной иммиграцией нужно бороться «легальным нацизмом». Но стоит муниципальному стукачу «известить дорогие органы» о наличии в библиотеке «бандеровской литературы» — как обыски и аресты следуют немедленно…

Кстати, в Москве националистам только что разрешили «Русский марш», где расизм и ксенофобия — обычное явление. Прекрасная иллюстрация того, с чем на самом деле борется российская власть. Конечно, куда проще бороться с книгами украинских писателей и с библиотекарями, чем с отечественными нациками и погромщиками.

И куда удобнее. И куда безопаснее.