Беженцы в Будапеште

Беженцы есть только на вокзале. Больше нигде в городе их не видно и не слышно. Ни одного.

На вокзале находится постоянно человек двести-триста. Их организованно сажают в поезда и отправляют дальше, в Австрию и Германию. Никакого бардака, мусора, агрессии или напряжения нет. Повторюсь — в городе их присутсвие незаметно вообще. Если специально не поехать искать их на вокзал, то о том, что Европа разваливается под гнетом орд диких агрессивных иноземцев, вы не узнаете никак.  На вокзале много волонтеров. Раздача еды и воды. Бесплатный вай-фай. Бесплатная подзарядка. Одежда. Палатки. Проведена вода.  

«Мы здесь, чтобы помочь». «Спасибо Аллаху за выбор венгерских людей делать добро другим людям». На плакате на стене люди рисуют сердечко и пишут добрые пожелания беженцам. 

Наверху проходит митинг-концерт в поддержку беженцев. Зрителей человек пятьсот, примерно. Полиции — я видел только двоих. 

Метро работает. Магазины работают. Много детей. Среди беженцев много англоговорящих. Один вообще говорит по-русски — врач, учился в Харькове, сейчас с женой и двумя детьми бежит от войны.  

Венгерская семья с детьми разговаривает с сирийской семьей беженцев. Улыбки. Белые кучерявые дети и черные кучерявые дети с интересом рассматривают друг друга. 

Я не знаю, что там на границе, но в Будапеште — вот так.  

Немного попахивает, что есть то есть. И мусор местами, конечно, тоже. Но, вообще-то, это гуманитарная катастрофа, на секундочку. 

При этом да, проблема, конечно же, существует. Люди бегут. Десятками тысяч. Страны перекрывают границы. Отменяют поезда и автобусы.  Но эта проблема — именно проблема. А не катастрофа. Новый вызов Европе. Который она, конечно же, решит. Как решала все вызовы до этого. Как решила проблемы беженцев Первой мировой и Второй мировой.  

Мой знакомый, австрияк, поезд которого из Будапешта в Вену отменили, спокойно подыскивая новые варианты возвращения домой, без всякой злобы и агрессии сказал: «После войны было намного хуже. Страны лежали в руинах. Но даже тогда проблема беженцев решалась эффективнее. Я не понимаю, почему наши правительства сейчас предпринимают так мало усилий. Этим людям надо помочь, о чем тут говорить».  

Так что проблема Европы — не в беженцах. А в чрезмерной забюрократизированности государственных институтов. Их медленной раскачке для ответов на новые вызовы. И скорее именно это вызывает недовольство, а не бегущие от войны люди. 

Европейская бюрократия раскачивается медленно. Очень медленно. В случае нападения России на Украину она раскачивалась и чесала затылок год. Но в итоге раскачалась. И теперь Путин звонит и просит встречи хоть с кем-то. 

И здесь она раскачается. И решит все свои проблемы. Можете не сомневаться. Даже и спорить неинтересно.  

Собственно, все это и так очевидно. Так что этот пост, в общем-то, не про беженцев. Он про истерику российского ТВ.   Не смотрите. Не верьте. Посылайте сразу к черту. Вранье там все, от первого до последнего слова. 

Вечером, по дороге в аэропорт, проезжая мимо вокзала, женщина таксист сказала: «А вот это наш знаменитый вокзал. Там беженцы. Правда, их не видно. Но они там есть».  

Да. Со ста метров развала Европы видно уже не было.